igorolin

Игорь Олин

Чуть больше неглупого и смешного


Previous Entry Share Next Entry
igorolin

Часть 1. Владимир Врубель. Жестокость и милосердие

В.Врубель - современный российский писатель. Говорит о себе: "Родился в Севастополе в семье морского офицера. Окончил в Ленинграде Высшее военно-морское училище инженеров оружия, и в Москве – 1-й Московский государственный институт иностранных языков (факультет английского языка). Капитан 2 ранга в отставке, служил в Ракетных войсках стратегического назначения и в Военно-Морском флоте. Состоял в Географическом обществе СССР – отделение истории географических знаний. Много лет в свободное от службы время изучал в архивах документы по истории Военно-Морского флота России. С 2004 года живу в Германии. Печатался в различных журналах и газетах России и Германии, альманахе "Пилигрим".
В 2009 году в российском издательстве «Универсум» (г. Смоленск) вышла книга «Рыцари в морских мундирах» о моряках и их отважных спутницах.
В июне 2010 года в украинском издательстве Л.Ю.Кручинина (г. Севастополь) вышла книга "Жестокость и милосердие" (Крымская война 1853-1856, новый взгляд на старые истории)".

Книга "Жестокость и милосердие" произвела на меня глубокое впечатление. Кроме прочего, она дала большую пищу для размышлений, заставила взглянуть иначе на российские традиции, историю, ментальность в сравнении с европейскими. Это было очень полезное чтение, к тому же большей частью увлекательное.

Признаюсь, до этого авторского исследования у меня было несколько более романтическое представление о войнах, о русской армии, наших героических солдатах и офицерах, вообще государстве российском. Знал, конечно, про "воруют". И всё же начинал чтение с уверенности, что в русском человеке, несмотря на отношение к нему государства, начальства, часто скотское отношение, несмотря на неграмотность, худосочность и т.п., всё равно удивительным и странным образом жили некие идеи, заставлявшие его действовать не просто как тупого исполнителя приказов - идея принадлежности к великой стране, России, земле российской, как особой ценности; идея "царя-батюшки"; идея защиты Отечества (в том числе оставшихся где-то навсегда отца и матери, братьев и сестёр)... Иначе трудно обосновать военные успехи, которые тоже были. По роду своей деятельности я прочёл десятки учебников по отечественной и всеобщей истории с описанием множества войн, сознаюсь, былинный эпос патриотики воспринимать куда приятнее, чем книгу Врубеля. Но слово писателя - честное слово, проникнутое глубочайшим гуманизмом, состраданием, милосердием, уважением к душевному состоянию, боли и ранам самого обыкновенного человека. Слово, опирающееся на тщательное изучение первоисточников, их критическое самостоятельное осмысление, обобщение, никак не агитка, не следование штампам, пусть общепризнанным, а откровенный разговор, располагающий к диалогу.

Строго говоря, ни научной монографией, ни исторической повестью с опорой на документализм "Жестокость и милосердие" не является. Писатель нашёл оригинальную форму рассказа о крупном историческом событии 19 столетия, обратив внимание на вневременные ценности, вольно или невольно заставляя думать об историческом развитии Запада и России, о положении человека в государстве, о поведении людей, как сейчас говорят, в экстремальных ситуациях, о б ужасах войны и приносимых ею страданиях; о долге, подвиге, чести и одновременно с этим - о подлости, трусости, лжи; о смысле истории и смысле человеческой жизни.
Лучшей аннотацией становятся слова самого писателя: «Увы, мир так устроен, что каждое государство готовится к будущей войне, и стремится воспитывать своё население, особенно молодое поколение, на примерах героизма своих воинов, проявленных в минувшие войны. Поэтому грохот барабанов и торжественные звуки фанфар заглушают в памяти вопли раненых и стоны умирающих людей. В мраморе, граните и бронзе воспеваются подвиги, но ничего не рассказывается о страданиях. Мне захотелось написать о некоторых эпизодах той далёкой войны без натужного патриотического пафоса». "И пока я жив, эта память навсегда останется со мной".

Будучи знаком с творчеством Владимира и с самим писателем, знаю присущий его стилю юмор. Однако серьёзность содержания данной книги лишь изредка позволяла вкраплять его: " Подавляющая часть российского населения, распределённого по огромной территории, имела смутное представление о происходящем или, можно сказать, не имела никакого. Да и чего было ожидать от людей, которым о международной обстановке известно было лишь то, что в Персии правит «Махнут персидский», а в Турции – «Махнут турецкий»?" Позор Крымской войны, горечь сдачи Севастополя и потери Черноморского флота, гибель многих тысяч соотечественников - тут не до улыбок и смеха.
Впрочем, к жертвам войн в нашей стране всегда относились спокойно. «Задавим количеством», – считал царь Николай I, начиная крымскую кампанию, и исключением в истории отнюдь не являлся.

Продолжение следует.

?

Log in