igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Categories:

Брехта и Шекспира проверят на соответствие духовным скрепам

Отечественная культурная жизнь всегда была богата художественным противостоянием различных течений. Передвижники отвергали академизм, футуристы недолюбливали Пушкина, исполнители рока не слишком уважительно отзывались о «звёздах» эстрады. Каждое новое веяние стремилось привлечь на свою сторону зрителей-читателей-почитателей, и многие из таких веяний не стеснялись в средствах дискредитации творческих оппонентов. Однако привлечение к художественному спору прокуратуры, определённый, так сказать, культурный донос – явление, быть может, в нашей истории не исключительно новое, но в нынешние времена пока ещё редкое.
Некий фонд развития культуры «Искусство без границ» обратился в прокуратуру г.Москвы с жалобой на использование в театральных постановках нецензурной брани, пропаганды аморального поведения, порнографии. Прокуратура, в свою очередь, сделала запрос по столичным театрам на предмет наличия в репертуаре крамольных спектаклей. В перечне подозрительных обнаружились постановки как по произведениям современных авторов, так и по пьесам Брехта, Уайльда, Шекспира. Но об этом чуть ниже.
Фонд «Искусство без границ» позиционирует себя в качестве молодой команды творческих и искренне любящих искусство людей, которая «уделяет особое внимание новым неординарным форматам проявления творческой активности» и ожидает «повышение лояльности к российским продуктам культурного наследия». Изучая их сайт, я также отметил чрезвычайную скромность членов этой команды – свои имена ими ни разу не упомянуты, а из контактных данных организации есть лишь адрес электронной почты. Да и креативность их, похоже, простирается намного шире указанных флешмобов, перфомансов, выставок с элементами театрализации. Или жалоба в прокуратуру – это перфоманс? Информации о собственных мероприятиях фонда на данный момент не очень много: написание картин в день святых благоверных Петра и Февронии, выставка живых картин «Крым вдохновенный», исполнение «Реквиема» Моцарта под окнами посольства Великобритании, демонстрация ужасов гражданской войны на Украине.
Когда я знакомился с деятельностью фонда, отчего-то вспомнился фильм «Шапка» по сценарию В.Войновича и Г.Горина. Там изображена трагедия советского писателя Фимы Рахлина, автора приключенческих книжек о «хороших людях». Союз писателей раздавал своим членам дефицитные в ту пору меховые шапки по ранжиру. Самым маститым, «литературным генералам», полагались пыжиковые шапки, другим по мере убывания известности - из меха ондатры, сурка, кролика. Рахлину же достался головной убор из «кота домашнего, средней пушистости», и он, потрясённый, положил всю оставшуюся жизнь на то, чтобы добиться от официальных органов шапки из более престижного меха, а, значит, и признания своей «известности», до случившегося на почве этой борьбы инсульта. Так вот Рахлин, узнав о том, какие шапки получали его знакомые по писательскому цеху, вскрикивал, мол, за что тому кроличья, за что тому из сурка?! В действиях участников фонда «Искусство без границ» подобный мотив, на мой взгляд, тоже прослеживается. Среди постановок, по которым они решили нанести прокурорский удар, спектакли крайне неоднозначные, вызывавшие острые дискуссии и прямо противоположные эмоции в зале, заставлявшие одних искренно восхищаться, а других так же искренно возмущаться. Резонанс и внимание публики были большими, на уровне если не пыжиковой, то ондатровой шапки. А почему фонд, обращающий наши взоры к светлым образам Петра и Февронии, должен довольствоваться «котом средней пушистости»?
Теперь о том перечне пьес, которые подозреваются в пропаганде аморальности.
Спектакль театра «Сатирикон» (режиссер К.Райкин) по пьесе Владимира Зайцева «Все оттенки голубого», занявшей первое место на фестивале современной драматургии «Драма Новый Код», имеет возрастное ограничение аж «+21». Она не столько о подростке, обнаружившем, страшно сказать, что его ориентация не такая, как у всех, сколько об обычной семье, восприятии самыми близкими, родными людьми этого обстоятельства. Они желают спасти мальчика — сделать его таким, как окружающие — и фактически убивают его. Критик пишет: «Это история об отчаянии и беспомощности людей перед тем, что чуждо, что невозможно принять, что непонятно и не нравится. И о том, что легче отказаться от чего-то  – даже самого дорогого,  чем принять его таким, каким оно может быть».
Роль «Трёхгрошовой оперы» в признании драматурга Бертольта Брехта  сравнивали с «Чайкой» в судьбе Чехова. Действие происходит в викторианской Англии, в лондонском районе Сохо. «Нищие нищенствуют, воры воруют, гулящие гуляют». «Зрителю показывается „дно“ современного Лондона: воры, мошенники, проститутки, — писал 16 февраля 1930 года театральный рецензент „Известия ВЦИК“ С. Чемоданов. — Тут же представители власти и церкви, начальник полиции и пастор, поддерживающий контакт с этим дном. Картина, вообще говоря, отвратительная… Кому все это нужно?..». Невзирая на это мнение, постановку в МХТ осуществил Кирилл Серебренников. К режиссеру К.Серебренникову фонд «Искусство без границ» особенно не равнодушен. Признаки пропаганды безнравственности замечены не только в его постановках современных авторов вроде Василия Сигарева («Пластилин», национальная литературная премия «Антибукер»; британская премия «Evening Standard»), Михаила Кононова («Голая пионерка» с сюжетом, как «девочка Маша в мучительно-прекрасном исполнении Чулпан Хаматовой с красным галстуком на худенькой шее отправилась на фронт и стала там полковой шлюхой по имени Муха»), но и шекспировской трагедии «Антоний и Клеопатра», опере Римского-Корсакова «Золотой петушок».
«Саломея» — один из самых известных спектаклей театра Романа Виктюка. Также «Саломею» поставил Владимир Агеев в московском театре «Модернъ». Пьеса написана Уайльдом в 1891 году. В основе трагедии история персонажа Нового Завета, падчерицы тетрарха Ирода Антипы, обольстившей Ирода исполнением Танца Семи Покрывал. К ужасу отчима и к радости своей матери Иродиады она потребовала в награду голову пророка Иоканаана (в Библии Иоанна Крестителя) на серебряном блюде. Трактовка библейского сюжета вызвала скандал в Англии. Пьеса находилась под запретом лорда-камергера почти сорок лет.
Вероника Родионова в Центре имени Мейерхольда отважилась показать спектакль "Пробуждение весны" по пьесе немца Франка Ведекинда. "Пробуждение весны" ставил в начале ХХ века сам Всеволод Мейерхольд. Одиозная тема пьесы – проблемы полового созревания детей в обществе ханжеской морали – само собой привела её в список фонда «Искусство без границ».
На сцене Театра.doc основоположник движения "Новая драма" Михаил Угаров поставил пьесу белорусского драматурга Павла Пряжко "Жизнь удалась". Один из театральных критиков пишет: «…изящно-минималистская постановка, осуществленная Угаровым, - это подлинный гимн жизни одноклеточных. Ее, так сказать, апофеоз... Это прежде нам пытались доказать, что странные существа с тремя извилинами в голове и тридцатью словами, за которыми не надо лезть в карман, чувствовать, страдать, любить и думать о вечном умеют. В спектакле "Жизнь удалась" вдруг обнаруживается, что не умеют».
Как видим, ко всем перечисленным спектаклям есть большой вопрос, если их рассматривать под прицелом духовных скреп. Почему-то писатели и режиссеры не хотят довольствоваться умилительными рождественскими историями, добрыми сказками, производственной тематикой. Среди общественного разнообразия вдруг преступники, распутники, гомосексуалисты, циники, нищие, проститутки, моральные уроды, связанные с ними всякие страсти-мордасти увлекали художников разной величины и разных эпох. Видимо, не хватало всевидящего ока членов фонда развития культуры «Искусство без границ», а теперь шерстить им придётся бескрайнее поле: «Леди Макбет Мценского уезда», купринская «Яма», эротизм «Тёмных аллей», Соня Мармеладова, адюльтер Анны Карениной и т.д. и т.п.
… Всплеск жалоб и обращений удивительного характера можно объяснить ещё одним фактором. Мой знакомый как-то поделился историей, что на него и многих других добропорядочных людей некий односельчанин регулярно пишет жалобы в различные инстанции вплоть до администрации президента страны. На вопрос: «Ты мне мстишь за что-то?», односельчанин мило улыбнулся: «Зла на тебя не держу». Что не помешало ему вскоре настрочить новую кляузу. Объясняя причины такого поведения земляка, знакомый сформулировал вывод: «Он поступает так в период психических обострений осенью и весной. В это время он начинает рассуждать, мол, нечего соседям тут беззаботно жить, пусть их немного потаскают».
Что ж, пускай и деятелей театра потаскают. В этом году уже неоднократно после шумных скандалов по поводу «безнравственности» проверки прокуратуры не выявляли ничего незаконного. Если где Шекспира, Брехта, Уайльда запретят, то будет другая страна, а пока мы живём в развитой, цивилизованной, культурной России, несмотря на деятельность некоторых культурных фондов.  

Tags: культура, свобода, свобода слова
Subscribe

Posts from This Journal “свобода слова” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments