igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Category:

Лыжню Каплана замело

Первый дом по улице Мира был построен в 1960-е годы, ещё до моего рождения. В детстве я считал, что его жители - местные, бобинские, но они, конечно, были приезжими. Работали в училище, нынешнем аграрно-промышленном техникуме. Среди них Виктор Владимирович Каплан - невысокого роста, щуплый с виду, курчавый еврей, обладавший негромким бархатным голосом, речь которого отличалась чётким произношением каждого звука.

Я знал, что у него есть сын - врач-хирург, но никогда его не видел. Есть дочь, в моей памяти красивая девочка со жгучими глазами, стоящая рядом с моей старшей сестрой на чёрно-белой школьной фотографии. Супруга, что преподавала предмет "Сельхозмашины". Мы никогда с Капланом не разговаривали, я только здоровался с ним как коллегой отца (потом он перешёл работать в одно из учебных заведений Кирова).

Однажды в октябрьский день 1993 года я ехал в институт на учёбу. Накануне Ельцин отдал приказ расстрелять Верховный Совет, и битком набитый автобус гудел как улей, обсуждая это событие. Раздавались возгласы: "Правильно!", "Так и надо!", "Давить эту коммунистическую сволочь!". Мы с ребятами по обыкновению стояли на задней площадке, обсуждали свои молодёжные темы, над чем-то смеялись, но я не мог избавиться от ощущения тяжести, возникшей с дымом пушечных выстрелов, сдавившей всё внутри. И вдруг бархатный голос негромко, но очень ясно и отчётливо произнёс: "Да разве так можно - стрелять в людей? В мирное время? Из танков?". В переполненном автобусе внезапно установилась полная тишина. Все взгляды обратились в сторону невысокого курчавого мужчины, а он невозмутимо смотрел в окно. И я чувствовал, как отлегло от сердца, я снова хотел верить, что окружающий мир всё-таки не настолько жесток, каким казался за минуту до этого. С тех пор двадцать пять лет я нёс в душе глубокое уважение к этому человеку, Виктору Владимировичу Каплану, и буду нести его всегда, пока живу.

Позднее наши с ним пути пересеклись удивительным образом. Не любитель дальних путешествий, я обожаю бродить по родным краям. Как-то меня увлекла лыжня, убежавшая через речку Бугровицу в Стрелковский лес, летом практически непроходимый из-за буреломов и болот. Несколько часов, порою продираясь сквозь чащу, я шёл по ней, изумляясь настырности первопроходца. Добрался до Лыковых, где нынче упал-таки громадный сухой тополь, и от бывшей деревни не осталось никаких признаков. Через поле лыжня уходила дальше и дальше, и я прекратил попытки узнать, куда же она ведёт. Оказалось, Виктор Владимирович проложил её на десятки километров - в Юрьянский район. "Я очень люблю эти места", - признавался он, когда мы встречались в еловом бору или березняке. В укромном уголке он соорудил шалаш из тонкой сосны, сложил печку и не раз приглашал зайти, попить чаю, погреться. За жизнь он намотал здесь тысячи километров.

По-моему, он предпочитал одиночество. Находил отдохновение в неброской нашей природе. Рассказывал, что лишь раз напугался - встретил зимой двух волков. Обычно удирающие от человека хищники тогда остановились и долго смотрели ему вслед. Однако эта история ничуть не смутила его упорства в прогулках по самым глухим лесам. Он был немногословен. Однажды, когда я ещё не приобрёл толстокожесть и переживал по поводу вала разгромных, злобных комментариев к какой-то своей статье, Виктор Владимирович поприветствовал меня на лыжне и вдруг сказал, что читает мой блог: "Читаю и поддерживаю во всём". У меня словно выросли крылья - такой единомышленник!

...Сейчас лыжню замело, больше некому её тропить. Ещё одна грань малой родины ушла навсегда. Навещать Бобино удаётся нечасто, и всё же я когда-нибудь соберусь и пойду к твоему шалашу, уважаемый Виктор Владимирович.
Tags: Бобино, Кировская область, Слободской район, мои рассказы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments