igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Category:

Часть 2. Положение русского солдата в период Крымской войны

В книге "Жестокость и милосердие" В.Врубеля много интересных страниц, много прелюбопытных фактов. Особенное удивление после впитывания фолиантов распространённой у нас псевдопатриотической литературы вызывает состояние непобедимой русской армии, положение стойкого русского солдата и верноподданного российского населения, а также подача материала последующими поколениями отечественных историков.
Остановлюсь лишь на фактах, на мой взгляд, поразительных, а то и умопомрачительных.

Пожалуй, самые горькие страницы произведения - о простом русском воине, определённом как "существо в высшей степени покорное, безответное и выносливое".
Позволю себе большие цитаты, потому как важно:
"По Рекрутскому уставу 8 июня 1831 года, воинскую повинность отбывали крепостные крестьяне, они составляли абсолютное большинство, а также мещане, «казённые крестьяне разных наименований, крестьяне удельные, свободные хлебопашцы и другие». Срок службы нижних чинов составлял от 22 до 25 лет. Реально к началу Крымской войны он сократился до 15 лет, а увольняемые со службы нижние чины считались находящимися в запасе. Вся тяжесть службы в армии и на флоте приходилась на беднейшие слои населения. Слово «рекрутчина» наводило ужас на людей. С человеком, призываемым на службу, прощались, как с покойником.
Помимо обязательного рекрутского набора, помещики имели право отправить в армию своего крепостного, который им чем-нибудь не угодил. Имел право послать в армию какого-либо особенно насолившего жителям деревни парня и сельский сход. Кроме того, в армию отправляли по приговору суда преступников и бродяг.
...В России для самой бесправной части населения существовали два вида наказания, вызывавших ужас: отправка на каторгу и отдача в солдаты. Военная служба считалась не исполнением священного долга, а страшным наказанием, получаемым, как правило, без всякой вины. От военной службы стремились уклониться любыми способами. Членовредительство, побеги, дезертирство считались обычным делом. Те, кто располагали деньгами, могли найти вместо себя «охотников», за определённое вознаграждение соглашавшихся идти на службу. Представившему вместо себя «охотника» разрешалось купить рекрутскую зачётную квитанцию, освобождавшую от службы. Стоила она от 500 до 1000 рублей, сумма для обычной крестьянской семьи несусветная.
...Грамотных среди рядовых насчитывались единицы. Даже унтер-офицеры в основном были неграмотными или малограмотными. Спустя четверть века после Крымской войны из 231 677 человек, призванных в армию, только 47 158 могли с грехом пополам читать и писать.
...Можно не сомневаться, что отцы-командиры с первого дня службы внушали солдатам и матросам понятия о святом предназначении воина и великой любви к родине. А попутно выбивали зубы кулаками, драли линьками, пороли шпицрутенами за малейшую провинность. Иногда забивали до смерти. У англичан в армии допускалось по письменному приказу не свыше 50 ударов плетью. В русской – не скупились. Только 4 сентября 1856 года секретным указом ограничили наказание шпицрутенами с 3000 до 1000 ударов. Если человек после такого наказания и выживал, то навсегда оставался инвалидом.
...В те годы сложилась поговорка: «Хлеб да вода – солдатская еда». От одежды нижних чинов всегда несло так называемым «казарменным запахом», а гнилые зубы и желудочные заболевания были поголовно у всех. О зубных щётках никто из русских солдат и матросов не имел даже понятия, чего не скажешь об англичанах и французах, с которыми им пришлось воевать.
Периодические обследования личного состава показывали, что почти половина нижних чинов постоянно болела венерическими заболеваниями. Добавим сюда также хронических алкоголиков – результат регулярного употребления «винных порций» на флоте, а также «незаконногодных» (так называли рекрутов, имевших патологические недуги или такие физические недостатки, из-за которых они не подлежали призыву).
Уездные рекрутские присутствия закрывали глаза на всё, лишь бы выполнить спущенный начальством план. Ни за что так не наказывали губернаторов, как за невыполнение плана призыва на военную службу. Когда новобранцы прибывали к месту службы, выяснялось, что некоторые из них по состоянию здоровья служить не могут и призваны незаконно. Не желая влезать в длительную переписку с губернскими властями, командиры махали рукой, и бедолагу оставляли служить.
...Cлужба в армии и на флоте для полуголодных солдат и матросов в мирное время сводилась к постоянной борьбе за выживание. Русский солдат, хотя и получал хлеб или сухари, в одиночку попросту не смог бы выжить. Чтобы не умереть с голода, создавались солдатские артели, куда нижние чины сдавали свои жалкие копейки. Каждый знает, что закупка продуктов оптом всегда дешевле, чем в розницу.
Артельных денег, если служба проходила в Европейской части, едва хватало на кашу. В Сибири, где продукты стоили дешевле, могли покупать иногда мясо. С 1848 года нижним чинам стали, наконец, выдавать по 20 фунтов соли на год, а с 1850 года – 7 фунтов мяса в месяц для строевого и 3,5 фунта для нестроевого солдата.
Для сравнения: английские солдаты получали ежедневно 1 фунт галет, три четверти фунта солонины или 1 фунт свежего мяса, а также четверть бутылки рома. Помимо этого, им выдавались специи, кофе, сахар, а также овощи и фрукты.
Русских матросов кормили несколько лучше, чем солдат, и ежедневно выдавали порцию спиртного. Понятно, почему: солдату не нужно было работать с парусами. Другие судовые работы и обслуживание артиллерии также требовали больших физических усилий. Если б матросов кормили так, как солдат, они и на мачту не смогли бы подняться.
...Прямым следствием отвратительного питания была цинга – неизменная спутница русских солдат и матросов, а в плаваниях – и офицеров. В 1830 году заболеваемость этой болезнью достигла фантастической цифры – 759 810 человек.
...Осенью и зимой 1854 года русская армия в Крыму находилась просто на грани вымирания. Интенданты слали в Севастопольский гарнизон и в войска муку, похожую на камень, и горелые заплесневелые сухари, в которых обнаруживались черви. Водку разбавляли водой так, что она могла быть причиной желудочных заболеваний.
Солдаты толкли сухари и носили эту чёрную массу в мешочках на поясе в качестве запаса еды. Когда французский военный корреспондент впервые увидел эти мешочки у раненых и убитых русских солдат, он до слёз растрогался и написал в корреспонденции, что русские так любят свою родину, что носят на поясе в мешочке горсть родной земли. Только потом сентиментальный француз узнал, что в мешочках был трёхдневный солдатский рацион. Больше всего корреспондента поразило, что солдаты даже могли есть такую пищу.
...К началу Крымской войны солдат получал в год 2 рубля 70 копеек серебром. О том, чтобы содержать на такое жалованье семью, вообще не могло быть и речи. В награду за кругосветное плавание, длившееся, как правило, три года, матросам в награду жаловали 1 (один!) рубль серебром.
...Во время службы нижние чины могли жениться только с разрешения своего начальника. Их дети мужского пола становились собственностью государства. Даже если солдатка рожала в многолетнее отсутствие мужа незаконнорожденного сына, он считался сыном солдата и его ждала общая участь.
За тем, какого пола родился ребёнок в солдатской семье, следили полицейские. Если полицейский чин своевременно не доносил о рождении в солдатской семье сына, то за это его штрафовали на 10 рублей серебром. Можно не сомневаться, что все повивальные бабки во избежание неприятностей исправно «стучали» полицейским.
Солдатских сыновей называли кантонистами. С малых лет их отправляли для обучения в специальные школы. По достижении призывного возраста кантонистов призывали на действительную военную службу в армию или на флот. Хуже участи не придумать: с малолетства – в казарме.
Выйдя замуж за рядового, женщина лишалась всяких прав. Известна история несчастной жены солдата, которую пешком по этапу отправили к новому месту службы мужа с севера европейской части России в Сибирь из-за ошибки нерадивого чиновника. Когда выяснилось, что муж как служил, так и продолжает служить на старом месте, таким же образом вернули обратно. Естественно, никто не понёс наказания за это издевательство. Несчастной (видел бы кто-нибудь её ноги!) в качестве компенсации, так сказать, морального ущерба, выдали двадцать пять рублей".

Продолжение следует.
Tags: история, литература
Subscribe

  • Спасибо тебе, незнакомец!

    Очень порадовала велосипедная прогулка. Много лет катаюсь по этому маршруту и вдруг увидел что-то новое, необычное. Подошёл поближе и был изумлён.…

  • Михалыч

    На минувшей неделе ушёл из жизни Владимир Михайлович Бушуев - ветеран профтеха, некогда славного училища № 25, коренной уроженец Бобино - своего рода…

  • Танцы без льда

    Наш добрый Дед Мороз. На новогодний утренник Маша проспала. Одевалась с неохотой, капризничала, заявила, что выступать не будет, а только станет…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments