igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Культура агрессии

Достаточно на денёк войти в виртуальный мир блогосферы, чтобы раз и навсегда избавиться от образа радушного, доброжелательного, душевного русского человека. В батальных сценах словесных сражений то и дело можно наткнуться на обозлённых, бестактных, невоспитанных анонимов, граждан со страшными аватарами или без оных. Конечно, сей факт не отменяет наличия образованных, остроумных, эрудированных юзеров - пользователей. Но отнюдь не находится в непримиримых противоречиях с ним. Более того, со стремительностью инноваций рождаются на свет находчивые хамы, подкованные тролли, остроумные грубияны, стремящиеся, подобно уркам, «посадить на перо» оппонента. А вслед за ними изо всех щелей – страдающая от непризнания бездарность, обиженная серость, непроходимая тупость, несущие моря мрака и океаны зловония.
Впрочем, отвратительные столкновения на просторах интернета вряд ли станут открытием – давно и прочно в нашу жизнь вошли хамы на дорогах, наглецы в очередях, жлобы во властных структурах, блатные везде и всюду. Неуважение к окружающим, чванство, демонстрация измышлённого превосходства – отличительные признаки коммуникации в российском обществе. Агрессивность, кажется, практически сформирована в качестве национальной черты.
Замечу, что чаще всего нападки прослеживаются в отношении наивной романтичности, нежной возвышенности, чудаковатости и бескорыстия. В модных дискуссиях о строительстве гражданского общества люди с такими чертами критикуются как энтузиасты, что берут в руки лопаты, организуют нечто вроде субботника, зарывают существующую с достопамятных времен и осточертевшую яму. Подобных копателей теоретики социологии относят к части общества, не доросшей до истинных высот гражданственности. Ведь европейски образованные, культурные, цивилизованные граждане должны добиваться выполнения работ от тех, кому положено по роду профессиональной деятельности. В идеале – вести переписку с чиновничьими структурами, составлять жалобы и петиции, обращаться в суд. Наверное, можно согласиться, но созидатели совершенно не терпят волокиту, бюрократию, словно испробовали отворотного зелья и их мутит от сухих, неспешных, бесстрастных чиновников.
Туго у нас с европеизацией. В судах, кроме сутяжников, обрушивающих свой праведный гнев на соседей, что посмели тайком на цыпочках пройти по поросшей козлятником усадьбе или вкопать столбик для изгороди, прихватив аж два сантиметра (как же – частная собственность!), никого не встретить. А ничтожную малость тех (вроде Удальцова), кто после петиций осмелился на митинги, просто бьют, как Пьеро в театре Карабаса. Под ржание толпы, словно приложением к «Аншлагу». Много лет подряд дубасят, таскают за вихры, садят в кутузку. До европейского ли тут шика?
Потому я очень переживаю за энтузиастов-созидателей, пусть они исконно русского склада. Пусть не всегда решительны и смелы, порою излишне скромны и застенчивы, зачастую не уверены в себе. Зато убеждены в деле. С одной стороны, их не так много, с другой, они найдутся в любой, даже самой маленькой деревушке. Они восстанавливают храмы, закладывают сады, чистят родники, заботятся о стариках, сиротах, брошенных животных…
Сквозь всю историю России идёт великое противостояние созидателей с разрушителями и равнодушными, но особенно явно в современную эпоху. Культура агрессии – естество разрушителей. Тех, кто не может и не хочет требовать и добиваться, если дело не касается личной шкуры. Чьи предприимчивость, упорство, воля лишь средство пополнения своей кубышки. Для кого понятие общественного блага – пустой звон.
Это они в глобальной сети поднимают на смех животворные ключики благородных порывов, отзывчивости, деликатности, что тоненькими робкими струйками пробиваются сквозь толщу ядовитых комментариев, безапелляционных суждений, а то и просто оскорблений. Пираньями набрасываясь на жертву, скованную цепями достоинства и морали, разрушители в экстазе самолюбования изрыгают поток колкостей и ругательств, стремясь любыми средствами жертву унизить, растоптать, размазать.
Это они улюлюкают по любому поводу: «Ату его, ату!». Культура агрессии - ещё и жажда трагедии, жажда несчастного случая, чтобы в стадном инстинкте броситься на растерзание назначенного виновника. Разрушители умеют громко и страшно орать, умеют качать права. Заметят былинку в чужом глазу. Оступившегося, допустившего просчёт, виноватого они готовы смешать с грязью, не дожидаясь объяснений, объективного расследования, не желая никого слушать и ничего понимать.
Это они ломают, они свергают, они гадят там, где потрудились созидатели. Пачкают стены, оставляют за собой горы пакетов и бутылок, крушат всё, что не из железа, а металл распиливают и сдают в лом. Даже реализовав мечту - коттедж с решётками в окнах, окружённый трёхметровым забором, вывозят продукты своей жизнедеятельности в ближайший лесок. Ликвидируют зелёные насаждения и детские площадки ради автомобильной стоянки. Сносят архитектурные памятники ради торгового центра. Из-за маломальской выгоды вырубают леса, отравляют водоёмы. Им плевать на других, плевать на прошлое и будущее, для них все и всё чужое в России, кроме собственного комфорта и удовольствий.
И потому, когда в прямом эфире главу государства бабулька просит помочь отремонтировать водопровод (вставить стекло, исправить калитку), это мало кого удивляет. Ведь до старухи, кроме президента, часто действительно никому нет никакого дела.
Моя бабушка, родившаяся в девятнадцатом столетии, дожила до перестройки и была абсолютно неграмотна. Как ни странно, с течением лет я убеждаюсь во мнении, что она была человеком высокой культуры. Бабушка не позволяла себе ругаться матом, избегала распространённых в советском общежитии сплетен, к каждому человеку пыталась проявлять чуткость и внимание. Она была доброй и гостеприимной. Это превращало её, неграмотную русскую крестьянку, в человека широкой души и носителя национальной культуры. Вырастив восьмерых детей, она была созидателем. В противовес иным широколобым умникам, которые истратили весь жизненный пыл на злорадное ехидство, шипение и зависть.
Сегодня доброта порою воспринимается если не как болезнь, то недостаток. Повторю чьё-то мудрое наблюдение: мы и детьми-то теперь желаем гордиться только как умными, талантливыми и нисколько – добрыми. Однако ум и талант без добра есть общество разрушителей и равнодушных, культура агрессии. Мёртвая, бесплодная культура. Культура, обречённая на гибель.
Tags: культура
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments