igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Categories:

Драма бобинского священника Агафоникова

В 1937 году на печально известном Бутовском полигоне под Москвой один за другим были расстреляны три брата Агафониковы - Николай, Александр и Василий. Внук Василия, вологодский краевед Владимир Кордюков рассказал газете "Эском - Вера": "По-видимому, (их дела) связаны, потому что старший брат Николай был Подольским благочинным и после первых тюремных заключений и гонений на своих братьев в Вятском крае помог им устроиться в Подмосковье. Когда в октябре–ноябре 1937 года в Подольском районе начались массовые аресты священнослужителей, то в первую очередь забирали самых деятельных. В их числе как раз оказались братья Агафониковы. После того как взяли о. Александра, отец Николай сам пошёл в органы НКВД, чтобы разобраться и упредить свой арест. Он чувствовал, что и над ним сгущаются тучи. Но вместо этого сам попал в тюрьму. Следом за ним арестовали и младшего брата Василия". Протоиерей Василий Агафоников десять лет, с 1920 по 1930 гг., служил в Благовещенской церкви села Бобино Слободского района Кировской области. Спустя полвека после его ареста "церковная горка", оставшаяся после ликвидации храма, была любимым местом игр здешней детворы. Мы катались с неё на санках, лыжах, летом играли в "ножики", "войнушку" или просто смотрели свысока на окрестности. Тогда мне трудно было представить, что через мостик на безымянном ручье, протекавшем у её основания, десять лет проходил человек, чья жизнь в нашем селе сложилась крайне драматично.

На фото - церковь Благовещения.

С начала 17 века она была деревянной, но после пожара, случившегося в 1773 году, её отстроили в каменном исполнении. Взорвана она была в 30-е годы прошлого века. Одним из тех, кто принимал решение о разрушении церкви, был председатель сельсовета М.А.Бушуев - я знал его уже добродушным стариком, который любил пообщаться с детьми, пошутить. А его сын, Владимир Михайлович, являлся главным инициатором воссоздания в селе церкви, и силами прихожан в начале нынешнего столетия была таки воздвигнута деревянная церковь Николая Чудотворца (на фото).

Я тоже принимал небольшое участие в восстановлении исторической справедливости. Когда мы откапывали старый фундамент, меня более всего потряс факт, что холодное картофелехранилище внутри "церковной горки" - бывший склеп, где хранились тела умерших. Сколько же ненависти должно было накопиться к царскому режиму и официально пропагандировавшимся ценностям, чтобы на месте церковного кладбища был построен конский двор. Мальчишками мы знали, что когда-то здесь хоронили людей, потому что периодически нами выкапывались человеческие черепа и кости (существовала легенда о тайном ходе и кладе, на поиски которых мы отправлялись). Однако масштабы захоронений стали ясны, когда новым поколением были предприняты попытки вырыть в центре Бобино пруд. От затеи пришлось отказаться, так как поднятая бульдозером земля оказалась густо перемешана со скелетами.

В 2002 г. в тверском издательстве "Булат" вышла 7-я книга серии "Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви ХХ столетия. Жизнеописания и материалы к ним". Её составитель игумен Дамаскин (Орловский) включил в неё жизнеописание священномученика Василия (Агафоникова). Я остановлюсь на бобинском периоде его биографии.

О.Василий был назначен служить в Благовещенскую церковь в марте 1920 года. Село Бобино было одним из старейших и обширнейших в Вятском уезде, прихожан в начале двадцатого века насчитывалось более семи тысяч. Через село проходил Лешуконский тракт – торговый путь на Шестаково, Лекму и далее; а также путь крестного хода из Вятки на реку Великую – место явления чудотворной иконы святителя Николая. К концу 20-х годов антирелигиозная политика усилилась. В 1929 году храм в Бобино был закрыт, но, благодаря стараниям Агафоникова, в феврале 1930 года власти снова дали разрешение на совершение богослужений. В 1929 году отец Василий был возведен в сан протоиерея.

4 ноября 1930 года сотрудники ОГПУ произвели обыск в доме священника. При обыске присутствовал председатель Бобинского сельсовета, который дал священнику такую характеристику: «Избирательных прав лишен как служитель культа. В Красной армии никто не служит. Имущества кроме носильной одежды и мелкого инвентаря не имеет. Семья состоит из шести человек, из коих трудоспособны два человека». 6 ноября 1930 года отец Василий и пять его прихожан были арестованы и заключены в тюрьму в городе Вятке. В тот же день следователь допросил священника. Отвечая на его вопросы, отец Василий сказал: «Никаких собраний у нас не было, кроме как в марте 1930 года по разрешению Вятского РИКа; на нем стоял вопрос об избрании церковного старосты. В 1929 году на церковь была наложена страховка, которую церковь самостоятельно не в силах была уплатить, а поэтому я обратился к прихожанам, с тем чтобы последние в этом содействовали. Во время богослужения они собирали, ходя с кружкой, и таким образом было выплачено все полностью. Проповеди читал чисто евангельские, не касаясь как власти, так и колхозов и коммун и не задевая никаких мероприятий, проводимых советской властью. На квартире у меня кроме Сапожникова никто не бывает; Сапожников как член церковного совета захаживает исключительно по церковным делам. Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю. Добавляю, что во время открытия церкви в проповеди говорил: «Слава Богу! Храм наш снова открыт, но он нуждается в ремонте; необходимо за него уплатить страховую премию». Поэтому, обращаясь к прихожанам, я просил о пожертвовании».

30 ноября следствие было закончено и сотрудник Вятского отделения ОГПУ в обвинительном заключении написал: «Церковь открылась 20 февраля 1930 года. Агафоников говорил, что Бог не допустил богохульникам еретикам-большевикам закрыть церковь. Агафоников говорил, что современные школы и учительство развращают детей, учат баловству, приучают мальчиков и девочек с малых лет к разврату. Группа кулаков во главе с попом Агафониковым на протяжении целого ряда лет вела антисоветскую агитацию, направленную против мероприятий, проводимых советской властью в селе, и против существования самой советской власти. Поп Агафоников свою кафедру в церкви села Бобина использовал для антисоветской агитации, где под видом проповедей внушал присутствующим вредность коллективизации сельского хозяйства и существования советской власти. Кроме того, поп Агафоников собирал как в церковной палатке, а также у себя на квартире конспиративные собрания кулачества, и после них кулачество по намеченному плану, совместно вся группа, каждый в своей деревне одинаковыми методами противодействовали проведению в жизнь коллективизации сельского хозяйства, самообложения, сельхозналога, расширения посевной площади и противопоставляли против советской власти крестьянство». 29 декабря 1930 года тройка ОГПУ приговорила отца Василия к пяти годам заключения в концлагерь.

Отбыв наказание, с осени 1934 г. Агафоников исполнял обязанности священника сначала в Горьковском крае, затем в Московской области. В последние годы жизни служил в Николаевском храме в селе Губино Можайского района Московской области. 30 ноября 1937 года власти арестовали отца Василия и он был заключен в тюрьму в городе Можайске. В тот же день председатель сельсовета составил для НКВД справку на священника, в которой писал, что священник «проводит контрреволюционную агитацию среди колхозников, каковой подрывает мощь колхоза, и проводит агитацию за срыв перевыборов в Верховный Совет». Допрошенные свидетели показали, что Агафоников во время обхода колхозников по домам призывал колхозников 12 декабря, в день выборов, приходить в православную церковь».

В материалах дела сохранилась запись единственного допроса, состоявшегося 1 декабря 1937 года. Привожу его полностью.
"– С какого времени вы служите священником?
– Священником я служу с 1906 года, все время в сельских церквях.
– В чем конкретно заключалась ваша контрреволюционная деятельность в 1930 году?
– В 1930 году мне было предъявлено обвинение в том, что я в церкви произносил проповеди контрреволюционного содержания. Фактически я таких проповедей не произносил, все было наговорено на меня на почве личной неприязни.
– Какую контрреволюционную деятельность вы вели в селе Губино Можайского района?
– Никакой.
– Какие связи вы имели со священником юрловской церкви Лавровым?
– Никаких связей я со священником юрловской церкви не имел, посещать его я не посещал.
– С кем и какие связи вы имели среди духовенства города Можайска?
– Никаких связей с духовенством города Можайска я не имел. Никого из них не знаю".

В тот же день следствие было закончено. 3 декабря 1937 года тройка НКВД приговорила отца Василия к расстрелу. Протоиерей Василий Агафоников был расстрелян 9 декабря 1937 года и погребен в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой. Ему было 52 года, в семье остались четверо детей.

В хрущевскую "оттепель" его младшая дочь Ольга дважды подавала запросы об отце, на что ей сообщили, что он 3 декабря 1937 года был осуждён на 10 лет лагерей, умер 9 декабря 1941 года от паралича сердца. Подобные ответы, согласно секретному указанию КГБ, получали тогда все родственники репрессированных и безвинно расстрелянных. Своим детям об отце она особо ничего не рассказывала. Да она толком ничего и не знала, потому что, когда его расстреляли, ей было 11 лет. А когда в первый раз арестовали – всего 4 годика, и потом пять лет они не виделись в связи с тем, что отец сидел в тюрьме. Внук В.Кордюков сразу же после принятия в октябре 1991 года закона «О реабилитации жертв политических репрессий» направил в прокуратуры Московской и Кировской областей заявления о реабилитации деда, и в июле 1992 года получил справку о том, что дед реабилитирован в 1989 году.
Tags: Бобино, Кировская область, Слободской район, история, краеведение, религия, репрессии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment