igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Categories:

О восприятии Первой мировой войны на Западе и в России

С 11 классом проходим сейчас историю начала 20-го века и приступили к рассмотрению одного из самых главных событий столетия. Готовясь к урокам, посмотрел великолепный французский документальный фильм "Апокалипсис: Первая мировая война" (2014) из 5 частей (среди авторов ленты также представители Канады, США, Бельгии). Посмотрел "Брусиловский прорыв" из проекта "За строчкой архивной" телеканала ОРТ. Почитал разработки уроков, выложенные учителями на различных педагогических ресурсах. Никогда раньше не обращал внимание, насколько разнится подача исторического материала на Западе и в России.

Повествование "Апокалипсиса", с одной стороны, бесстрастно излагает факты, связанные с войной 1914-1918 годов. С другой стороны, архивные кадры подобраны так, что зрителю невозможно оставаться безучастным к демонстрируемому кошмару. Здесь поля, усыпанные трупами; обезображенные шрапнелью лица; полчища крыс и вшей в окопах; солдаты, потерявшие зрение и рассудок из-за применения отравляющих газов; перепуганные бомбёжками женщины и дети; страдание раненых в госпиталях; толпы инвалидов с железными протезами вместо рук и ног; муравьями бегающие по подбитому подводной лодкой, перевернувшемуся и тонущему в море кораблю матросы и пассажиры... В глазах молоденькой симпатичной девушки, оказавшейся на больничной койке после взрыва снаряда, пущенного мортирой "Большая Берта" - непередаваемый ужас, она дрожит и часто дышит. Один из множества невыносимых эпизодов, когда хочется броситься на помощь или плакать от бессилия. Когда понимаешь, что в человеческом мире так быть не должно.

Пять серий фильма подробно рассказывают о ходе войны, вызывая сочувствие и сострадание к мирным гражданам и рядовым бойцам, что переносили страшные муки. Авторы однозначно осуждают массовое убийство, обвиняя в нём правительства и генералитет всех воевавших государств. Они отмечают классовый характер бойни, когда дворяне и крупные буржуа продолжали жить во дворцах, в то время как рабочие и крестьяне погибали на фронте. Этот фильм - обвинение милитаризма, фильм - разоблачение империалистов всех мастей. Эпиграфом к нему могла бы стать фраза Эллен Кей: "Самая чудовищная жестокость войны заключается в том, что она вынуждает мужчин сообща делать то, чему каждый из них в одиночку воспротивился бы всем своим существом".

"Брусиловский прорыв" комментируют три доктора (кандидата) наук. Один из них, захлёбываясь от восторга, говорит, что Австро-Венгрия потеряла от знаменитой русской наступательной операции так много людей, как никогда в истории - более миллиона. Сотни тысяч убитых, сотни тысяч раненых, сотни тысяч пленных. Никто из учёных не задаётся вопросом, ради чего народы вообще воевали. Вроде как надо было. Патриотизм. Они двигают стрелки на карте, оперируют цифрами потерь, словно речь идёт о спортивном состязании. Об успехе армии Брусилова они рассказывают очень эмоционально, знают много, но сожаление у них вызывает лишь то обстоятельство, что таких побед больше не было. О тяготах войны, её многомиллионных жертвах, о крахе вследствие войны самого государства речи нет.

Можно было принять за подход (частное мнение) создателей именно этого фильма, если бы не конспекты и видеоуроки отечественных учителей, где, в основном, всё то же самое. Как военные стратеги, педагоги рассуждают о просчётах и достижениях военачальников, об экономической силе держав, иронизируют по поводу союзников (которые выглядят в нашей традиции чуть ли не вероломнее противника, что неправда), клеймят "пломбированный вагон" и большевиков, принимая поражение вековой давности близко к сердцу, но отчего-то лишь в итогах, результатах, а не в боли и горе людей.

И увидеть это было не слишком приятно.
Tags: история, кино, образование, общество, школа
Subscribe

Posts from This Journal “кино” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment