igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Category:

На краю бездны позволительно не разделять стремлений разнузданного патриотизма

"Я предпочитаю бичевать свою родину, предпочитаю огорчать её, предпочитаю унижать её, только бы её не обманывать", - так написал двести лет назад П.Я.Чаадаев, объявленный в николаевское царствование сумасшедшим. Читая его "Отрывки и разные мысли" (1828-1850), приходишь к выводу, что и спустя два века наблюдения философа относительно России кардинально расходятся с превалирующей позицией власти, предпочитающей ублажать слух людей пафосными речами о национальном величии, при этом постоянно и походя прибегая к обману.

Со времён Чаадаева в нашей истории были "золотой" и "серебряный" расцветы культуры, достижения советского периода, однако после перехода в новейший этап сначала дикого капитализма по разграблению государственной собственности, затем не менее дикого олигархического империализма под соусом псевдопатриотической риторики, умозаключения мыслителя стали опять актуальны. История развивается по спирали, и по многим основаниям правление Путина является повторением эпохи Николая Палкина с коллективным Бенкендорфом в лице высшего чиновничества и депутатов Госдумы, где "нет места для дискуссий".

"Русский народ должен узнать, что он такое, или, вернее, то, чего в нём нет. Он принимает себя теперь за такой же народ, как другие; он же должен убедиться в своём нравственном ничтожестве. Силой нравственной мы станем тогда, когда совершим то же, что совершили западные народы, образовавшие новое общество", - писал Чаадаев. Как тут не вспомнить знаменитое, отлитое недавно в граните: "Вы что хотите, как в Париже?". Чтобы выйти из состояния вечного должника государства, которое раньше лупило подданных шпицрутенами, плетьми и розгами, а теперь дубинками ОМОНа; которое за призывы к свободе тогда вешало, ссылало в Сибирь или на Кавказскую войну, сейчас же раздаёт "двушечки", выдавливает за границу, отправляет "служить" куда-нибудь на Новую Землю без питьевой воды; которое ранее объявляло незыблемыми ценностями крепостное право, сословную рознь и абсолютизм и сегодня снова их насаждает (со скидкой на двухвековой человеческий прогресс) изъеденными молью духовными скрепами, - да, должно быть как в Париже.

Чаадаев заметил: "Как поступают с мыслью во Франции? Её высказывают. В Англии? Её применяют на практике. В Германии? Её переваривают. А как поступают с ней у нас? Никак, и знаете ли, почему?". Он даже предложил основать премию за то, чтобы найти идею, родившуюся в России. Ну что сгенерировано в РФ за путинское двадцатилетие? Разве что конституционные поправки, позволяющие гаранту вечно занимать президентское кресло, да повышение пенсионного возраста сразу на 5-10 лет. Только эти идеи - "Государство это я", "После нас хоть потоп", "Нет хлеба? Ешьте пирожные" - в Париже были отвергнуты ещё в конце 18-го века.

"Мне чужд блаженный патриотизм, этот патриотизм лени, который умудряется всё видеть в розовом свете и носится со своими иллюзиями... Позволительно, думаю я, пред лицом наших бедствий не разделять стремлений разнузданного патриотизма, который привёл страну на край бездны, который думает выпутаться, упорствуя в своих иллюзиях, не желая признавать отчаянного положения, им же созданного", - был убеждён Чаадаев. И ведь история доказала его правоту. Николаевский режим, этот "жандарм Европы", привёл страну к краху Крымской войны, обнажившей её экономическую, военно-техническую, моральную отсталость, где бюрократия погрязла в коррупции и поставляла в армию истлевшие сапоги, которые рассыпались в непролазной грязи дорог-направлений.

"Горе народу, которого рабство не смогло унизить, - он создан быть рабом". Действительно горе, когда большинство народа покорно идёт на избирательные участки для участия в фальшивой процедуре голосования "на пеньках и в багажниках", соглашается с административным нажимом, искусственными препонами для участия в выборах, с тем, что его штрафуют и мордуют по любому поводу, и подобные явления его не унижают, мол, "власти виднее". Чаадаев писал: "В такой среде нет места для правильного повседневного общения умов, для непосредственного порыва души к возможному улучшению, нет места для сочувствия людей друг к другу". Мы следим за революционными событиями в Беларуси, восхищаясь проявлениями солидарности сотен тысяч людей перед угрозой репрессивной машины диктатора, и с горечью понимаем, что у нас такое невозможно, у нас по-прежнему нет места для сочувствия людей друг к другу. "Это ваши проблемы" - лозунг не только государства, но и поддерживающего его населения.

Чаадаев признавался: "Я всегда любил своё отечество в его интересах, а не в своих собственных". Увы, современной элите такой подход чужд. Она любит отечество исключительно тогда, когда оно позволяет ей роскошно жить, властвовать и наживаться.
Tags: история, литература, общество, патриотизм, политика
Subscribe

Posts from This Journal “патриотизм” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments