igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Categories:

Мой первый педагогический опыт мог стать последним

Но этого не произошло. И вот почему.

После первого курса пединститута студентов ждала практика в загородном лагере. Трудно сказать, с чем было связано (может быть, с общим развалом всего, который тогда происходил), но на подавляющее большинство детских отрядов ставили вчерашних выпускников школы без всяких наставников. В годах были только директор и его заместитель, ещё несколько человек средних лет, но основная масса вожатых - сами вчерашние дети. На общем сборе перед выездом колонны автобусов в лагерь в Ганино меня окружили несколько провожавших ребят мам и стали интересоваться, какой есть у меня педагогический опыт, имею ли собственных детей и т.п. Среди них была мама Саши, молодая, лет тридцать, очень красивая и элегантная женщина. Она спросила, сколько мне лет. "Восемнадцать", - бодро ответил я. И она засмеялась: "Какой у него может быть опыт?!".

Я возглавил отряд 10-11-летних мальчишек и девчонок вместе с другом Сергеем, кстати, сейчас кандидатом наук. Мы мучались от их непослушания, но были настырны, и вверенная нам мелочь постепенно смирялась с участью подчиняться. Сложнее всего приходилось с Сашей. Этот весь аккуратный, опрятный, ухоженный мальчик почему-то сразу меня невзлюбил. Он дерзил, устраивал пакости. Признаюсь, я даже бегал за ним вокруг нашего домика, чтобы наказать за провинность, а вокруг все визжали, будто на скачках с тотализатором.

Первый отряд подопечных воспитанников как первая любовь. Не забывается. С течением времени я перепутал поколения, кто с кем учился, некоторых бывших учеников (да что учеников, сокурсников!) вообще вспомнить не могу, а эти до сих пор отчётливо перед глазами, как фотокарточка. Женя и Юля занимались художественной гимнастикой, покоряя нас невероятной гибкостью. На "Алло, мы ищем таланты" они сорвали аплодисменты, мы ими гордились. Юля спустя несколько лет стала чемпионкой области. Андрей - пухленький, простецкий, безобидный паренёк - всегда очень громко говорил. "Ну что ты орёшь? Мы не глухие!", - постоянно упрекал я его, пока на родительский день не приехали его родители. Оба оказались глухонемые. До сих пор стыдно, что выговаривал ребёнку. Артём пугал окружающих отцом-милиционером до того момента, пока я не пообещал ему вызвать папу на разговор. И др.

Первые дни в соревновании отрядов наш шёл аутсайдером. На общем собрании решили поднять свой рейтинг дежурством. Такого энтузиазма, что был на приборке территории и комнат на следующий день, я больше не наблюдал никогда. Несколько часов ребята протирали, чистили, мыли. Всё вокруг блистало чистотой, и я был уверен в успехе. Тем больше было изумление, когда на проверке нам поставили то ли "тройку", то ли вообще "двойку". Оказалось, что милая девочка Катя завернула котлету с обеда в нижнее бельё и положила в тумбочку, где её обнаружили строгие контролёры. К моему возвращению Катя уже убежала из дома. Босиком, в ливень, в темноту. После часовых поисков, мы обнаружили её в лесу на дереве, но у ребёнка была истерика, она не реагировала ни на какие уговоры. Медик была вынуждена сделать ей успокаивающий укол. Наутро на планёрке я метал громы и молнии в адрес заместителя директора - куратора обходов и проверок, разругался с ним вдрызг.

Однажды меня вызвал к себе руководитель лагеря. Войдя в кабинет, я увидел разгневанную женщину, которая топала и кричала. Оказалось, что это мама Миши, вполне спокойного члена нашего отряда. Ей из коллег-работниц кто-то сообщил, якобы видел, как Мишу обижают старшие ребята. Женщина была вне себя, и директор едва дышал. Я привёл Михаила, он всё отрицал, его мать постепенно успокоилась. Но мне было не по себе.

И когда это случилось с Сашей, я мысленно попрощался со свободой. Отряд в то день должен был идти в кино. Однако Саша упёрся, что не хочет ничего смотреть, и я оставил его одного. Когда мы вернулись с просмотра, он лежал без сознания около качели. Как потом выяснилось, Саша придумал с кем-то играть: перебегать возле металлической качели, пока она взмывает в другую сторону. Когда он запнулся, мощный удар железа пришёлся ему в висок. Я затащил его в комнату, вызвал врача, ребёнка рвало, в сознание он не приходил. Медик вызвала "Скорую помощь".

...Через какое-то время за вещами Саши приехала мама. Мы опять сидели у директора, и я еле сдерживал слёзы. Она, печальная и расстроенная, говорила, обращаясь к пожилому крупному мужчине с борцовскими плечами: "Всё обойдётся, ему уже гораздо лучше. Вы, пожалуйста, не наказывайте вожатого, он ведь не виноват, что так случилось". Потом я провожал её до лагерных ворот и извинялся. На прощание она устало улыбнулась: "Да всё обошлось".
Tags: мои рассказы, образование, очевидец, школа, школьные конфликты
Subscribe

Posts from This Journal “школа” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments