igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Categories:

Нужно быть очень благополучным человеком, чтобы позволить себе так мрачно смотреть на жизнь

Эта фраза прозвучала в одном из потрясающих диалогов о жизни, её смысле и целях, о науке и служении ей, о любви и дружбе, надеждах и разочарованиях в фильме Михаила Ромма "Девять дней одного года" (1962). Появление подобной кинокартины о физиках-ядерщиках, наверное, было возможно исключительно в условиях советской эпохи. Как и тот факт, что по опросам зрителей в год выхода она была признана лучшей картиной года.

Молодёжь шестидесятых мечтала о термоядерном двигателе, полётах в космос, прорыве в межгалактическое пространство так же, как сегодня мечтает лишь о деньгах. По-моему, представление о знаменитом споре физиков и лириков, составлявшем сквозную ось времени, несколько ошибочно. По моим представлениям, сложившимся на основе наблюдений за людьми того поколения, они были даже не друзья-антиподы, а фантастическая интеграция одних в других. То были физики-лирики в одном лице, даже если первые не пели под гитару и не писали стихов, а вторые не могли решить задачу под звёздочкой за курс средней школы.

В фильме Ромма нет однозначных утверждений, нет идеализации персонажей, есть констатация обычной для всякого человеческого существования ситуации постоянного жизненного выбора, для которой звучит аксиомой: "Не бывает приобретений без потерь". По поводу героев Гусева (Андрей Баталов), Куликова (Иннокентий Смоктуновский), Лёли (Татьяна Лаврова) скрещиваются копья, где одни с негодованием отвергают фанатизм учёного, граничащий с отрешением от всего прочего, включая родных и семью, любовь и дружбу, а другие восхищаются страстью к поиску неизведанного, готовностью к самопожертвованию ради научного открытия. И вряд ли в этих спорах можно прийти к консенсусу в ближайшие сто веков.

Если исключить мотив любовного треугольника, то "Девять дней одного года" о вещах, которые давно стали музейными редкостями, интересными крайне узкому кругу людей. И всё же фильм наполнен великолепными эпизодами (к примеру, как обаятельные персонажи Евстигнеева и Козакова дискутируют о возможности человечества вырваться за пределы Солнечной системы) и содержательными беседами. Ниже привожу ряд ярких цитат из него.

"Дурак не может быть неинтересен, дурак — это явление общественное. Не будь их — картина мира была бы неполной. Дурак, прежде всего, выражает сущность своей эпохи. Умный может быть и впереди эпохи, и в стороне от нее, а с дураком этого не случается. Мир дураков необыкновенно разнообразен, дурак зарубежный — это совсем не тот, что у нас в отечестве. Дурак от науки не имеет ничего общего с дураком административным. Ох, какой же бытует у нас великолепный дурак! Крепкий! Надежный! Он сидит, как гриб, в своем кресле. Попробуй, подступись к нему! Умный может ошибиться, дурак не ошибается никогда!"

"Человек достиг такого «совершенства», что может истребить все живущее на земле за двадцать минут".

Из диалога Гусева с отцом, которого он посещает в родной деревне после длительного отсутствия и смерти матери:
- Стоит ли это того, чтобы отдавать свою жизнь?
- Да, стоит.
- Может, зря всё это открыли? Кому это нужно?
- Нет, не зря. Когда-нибудь люди скажут нам спасибо. Кроме того, мысль остановить нельзя. Даже если вдруг забыть всё что сделано, всё равно, те, кто будет жить после нас, пойдут той же дорогой.

Отрывок из диалога влюблённых учёных:
— Год прожит. И он прошёл хорошо. Я доволен.
— Правда?
— Правда. Опыт закончился неудачей. Ну что ж, это закономерно. Зато из ста возможных путей к истине один испытан и отпал. Осталось только девяносто девять.
— Я люблю тебя. Я так люблю тебя!

Tags: время света, кино
Subscribe

Posts from This Journal “кино” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment