igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Главная жертва Pussi Riot

Ну вот, Pussi Riot вскоре выйдут на свободу. Экспертиза не нашла в действиях группы мотивов ненависти и вражды, и обвинение по уголовной статье «хулиганство» будет снято. Молодых мамаш подвергнут разве что наказанию за оскорбление чувств верующих, то есть административное правонарушение, которое влечет за собой наложение штрафа на граждан от пятисот до тысячи рублей.
Поступок экстравагантных девиц, устроивших дионисийскую вакханалию в православном храме, напрочь расколол российское общество. Если одни требовали как можно более строгой кары за надругательство над русскими народными святынями, то другие успели объявить их «узницами совести», безвинно репрессированными за политический протест, и развернули настоящую истерию по поводу сращивания церкви и государства, религиозного мракобесия. В своём противоборстве стороны поливали друг друга грязью, оскорбляли, уличали в смертных грехах и, по-моему, превзошли старания «Бунтующих кисок». Апофеозом этой кампании стало появление в суде Андрея Бородина с топориком, крики о помощи судьи Ивановой, и грозящий теперь Бородину, как заявляют в теленовостях, пожизненный срок за покушение на представителя власти. При этом я глубоко убеждён, что Бородин – главная жертва раздутой и безобразной шумихи вокруг Pussi Riot. Даже по тем немногим транслировавшимся в эфире кадрам после задержания отчётливо видно, что молодой человек был не в себе, явно в состоянии аффекта, наговорил много глупостей. Полагаю, что неверное восприятие Pussi Riot страдалицами произвола сильных мира сего и обостренное чувство справедливости, сыграло с парнем злую шутку. Бородин был похож на ребёнка, который назло учителям или родителям, сам пугаясь, в обиде произносил нелепости. Как в стихотворении Эммы Мошковской:
Я маму мою обидел,
Теперь никогда-никогда
Из дому вместе не выйдем,
Не сходим с ней никуда.
Она в окно не помашет,
И я ей не помашу,
Она ничего не расскажет,
И я ей не расскажу...
Возьму я мешок за плечи,
Я хлеба кусок найду,
Найду я палку покрепче,
Уйду я, уйду в тайгу!..
Главный урок, который мы извлекаем из всей этой истории – никто никого не хотел услышать, никто никого и не услышал. Сколько бы интеллигенция не ругала ток-шоу вроде «Пусть говорят», но их аудитория – наше общество в миниатюре. И тот, кто хочет быть услышанным (а это вообще-то естественное желание человека как существа социального), всё чаще вынужден идти на какие-то чрезвычайные меры. Увы, жизнь сегодня доказывает, что услышанным будет лишь тот, кто сможет шокировать окружающих: вывернуть наизнанку подробности интимной жизни, заживо замуровать себя в пирсинг, стебаться ещё громче и ещё нецензурнее. Либо совершить какую-нибудь гнусность из ряда вон. Вроде Pussi Riot, заявивших о своих взглядах плевком не столько в церковных иерархов с сомнительной репутацией, сколько в души простых верующих людей.
В кои-то веки мне кажется, что государственная машина поступает как никогда мудро. Конечно, Pussi Riot не заслуживают долгих лет тюрьмы. Женщинам нужно воспитывать своих детей, да и самовоспитанием заняться неплохо. Но первоначальная жёсткая реакция должна предупредить подобные методы завоевания популярности. Святыни должны быть неприкосновенны.
Мне бы хотелось, чтобы судья Иванова и наше государство оказались столь же мудры в отношении совершившего большую глупость Бородина.
Кстати, стихотворение Эммы Мошковской заканчивается словами:
…И вот будет вечер зимний,
И вот пройдет много лет,
И вот в самолёт реактивный
Мама возьмёт билет.
И в день моего рожденья
Тот самолёт прилетит,
И выйдет оттуда мама,
И мама меня простит.
Tags: общество, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments