igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Миллион - на бездомных

В детстве я очень гордился, что на стене нашей крохотной квартиры висела картина, чья иллюстрация была в учебнике по чтению для начальных классов – «Золотая осень». Мне нравилось демонстрировать её своим дворовым друзья и случайным гостям, они всегда восхищались. Это потом я узнал, что автором завораживающего пейзажа является Левитан, а отец приобрёл репродукцию у местного художника Льва Хлопунова. Этот старый седовласый человек жил неподалёку от нас, и подходя к его частному неказистому домику, я всякий раз испытывал почти что трепет. За почерневшими от времени громоздкими дверями в сенцах творил неизвестный никому художник, но его кисть рождала чудеса, изумлявшие соседского мальчугана, и для меня он был самый великий мастер. У Хлопунова было два сына, оба выучились на художников-декораторов. После смерти родителей оба стали изрядно выпивать, пагубная страсть затягивала, вскоре они превратились в безнадежных алкоголиков. Промышляли воровством, но за это били. Собирали на помойках и сдавали пустые бутылки. Дом сожгли. Нашли приют у полоумной, но доброй алкоголички, жили без электричества, печки, постоянно с развесёлыми компаниями пьяного сброда… Мой отец, учивший Хлопуновых, бывало, сокрушался: «Какие умные, способные парни были». А мама добавляла: «И такие красавцы». Впоследствии приютившая братьев женщина была убита неким залётным бомжом. Старший из них ослеп от метилового спирта, его отправили в дом инвалидов. Младший где-то бродяжничает до сих пор.

Брезгливость и презрение к нищим, бездомным, опустившимся людям - приметы нашего общества. Не стану кривить душой, моё отношение не является совершенно иным. Иметь какие-либо связи с людьми, дурно пахнущими, имеющими обветренные, бордовые физиономии, роющимися в отбросах, желания не возникает. Бомжи – своеобразная «каста неприкасаемых», живущих в параллельном мире, связи с которым мы намеренно сводим на нет.

В студенчестве обитатели нашей девятой общаги педвуза питались в столовой у центрального рынка. В этом районе промышлял крупный, с огромным животом, мужчина без определённого места жительства и рода занятий. Он внезапно для проголодавшихся клиентов входил в помещение, и распространявшийся по залу густой тошнотворный запах разгонял посетителей напрочь. Мужчина сваливал остатки пищи в заранее приготовленную посудину и удалялся. Впрочем, его выпиравшее пузо всё же объяснялось набитой за пазуху сменной одеждой, никогда не стиравшейся, источавшей ужасное зловоние. Мой друг Александр риторически замечал: «Пускай всё плохо. Но летом помыться-то можно? Река рядом».

Глядя на подобных представителей социального дна, я всегда задаюсь вопросом - какими они были детьми? В каких семьях воспитывались? О чём мечтали, кем хотели стать?

Мой одноклассник Димка был необыкновенно смешлив. Он хохотал до упада, и если рассерженный учитель выводил его перед пионерским строем или ставил в угол учительской комнаты, то смех лишь затихал, смущённый, но никогда не прекращался. Учился мальчишка слабовато, но от души. Запомнилось сочинение на античную тему, где в краткой его интерпретации переименованный в Греклу Геракл совершал свои подвиги. Дима был киноманом, не пропускал ни одного сеанса в сельском клубе. Он любил пропадать на улице: строил какие-то шалаши и землянки в лесу, искал клады, рыбачил, катался на коньках по льду пруда. Но больше всего помнится его заливистый смех, который, словно пробивающийся цветочек из-под асфальта, покорял жизнелюбием и растапливал самую напряжённую атмосферу, усмирял гнев, приносил радость. Дима хотел стать пилотом.
Как же горько было наблюдать в нём спустя многие годы трясущегося пьяницу, ежедневно употребляющего «Тройной» одеколон.
Когда же, при каких обстоятельствах человек переходит черту, теряя в себе человеческое? Когда, почему забывает и романтику юности, и пыл влюблённости, и даже собственных детей?

Одна из популярных газет Кировской области «Вятский наблюдатель» объявила конкурс общественных идей «Как потратить миллион?». Мне хочется, чтобы его потратили на «привокзальное отребье» - отмыли, накормили досыта, провели лечение в наркологическом диспансере. Попытались вернуть этим бедолагам человеческий облик. Расспросили их о детстве, о несбывшихся мечтах, о роковых ошибках и записали эти истории. Может быть, в назидание другим. Может быть, нет. Но хотя бы с целью прояснения затуманенного, больного сознания, пусть на миг, который озарил бы человека лучами теплоты и заботы и застрял в памяти, как счастливая минута подлинного бытия, чтобы в неге её, если не суждено иначе, прибрал его потом бог.
Tags: общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments