igorolin (igorolin) wrote,
igorolin
igorolin

Category:

Прокуратура в школе, или слон в посудной лавке

Записным гостем в российской школе стала прокуратура. Протесты на локальные акты образовательных учреждений оттуда строчат пулемётной очередью. Впрочем, в какой-то степени директора школ благодарны прокурорским работникам, что они, пожалуй, единственные, кто читает плоды их труда. За десять лет практики, во всяком случае, мне не встретилось больше ни одного человека, у которого возникло хотя бы малейшее желание прочитать школьный устав. Именно прокуратура и помогает разобраться директорам в вопросах, ответы на которые им порою никак не даются без её суровой руки.

Так повсеместно опротестованы имевшиеся в образовательных учреждениях Положения о поощрениях и взысканиях обучающихся, администрации обязаны исключить упоминания о возможности наложения на школьников дисциплинарных взысканий в виде замечания, выговора, рассмотрения вопроса о поведении на педсовете и т.п. Оказывается, в силу федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» применение мер взыскания допускается лишь в специальных учебно-воспитательных учреждениях, но не в общеобразовательных школах.

На какой-то период в системе образования установили новую педагогическую реальность, которая не предполагает наказание средством воспитательного воздействия. Безусловно, такой «венец гуманизма» стал плодом доброхотов из различных институтов образования, без устали поучающих педагогов, как следует работать в современной школе. У некоторых из них это довольно ловко получается, учитывая, что сами они, как правило, надолго в школе не задержались, предпочтя творческие муки за гладью кабинетного стола.

А вот Ян Амос Коменский считал, что «розга и наказание приносят мудрость, а своевольный ребёнок покрывает свою мать стыдом». Песталоцци признавался: «Если у детей обнаруживалась жесткость и грубость, то я был строг и пускал в ход даже телесные наказания...». Руссо и Эллен Кей предлагали метод естественных последствий (разбил зимой окно – мёрзни). Великие педагоги полетели с парохода современности, у руля которого встал ханжа. Нет, я вовсе не хочу призвать к возврату физических наказаний. Не тоскую по петровскому указу: ««… для унятия крика и бесчинства выбрать из гвардии отставных добрых солдат, а быть им по человеку в каждой камере во время учения и иметь хлыст в руках; а буде кто из учеников станет бесчинствовать, оным бить, несмотря какой бы он фамилии ни был…». Всё-таки на дворе 21-й век, другие общество и культура. Сегодня в нормальной школе торжествуют доверительные, доброжелательные, гуманные отношения между учителями и учениками. Злоупотребление учительской властью недопустимо. Однако Макаренко говорил: «Представьте себе, что в моей практике, когда стояла задача воспитать человеческое достоинство и гордость, я этого достигал и через наказание…».

В педагогическом арсенале наказание – естественный приём, а порою приём незаменимый. Особенно когда в условиях классно-урочной системы от действий разнузданного подростка начинают страдать одноклассники, когда в школе хулиганствующий элемент не даёт житья сверстникам и малышам, и, что часто забывают, когда душу самого такого ребёнка нужно незамедлительно спасать. И спасти её можно не уговорами, сюсюканьем, потворством или демонстрацией бессилия, а принятием адекватных мер, кои бы внушили ему понимание обязанностей и ответственности, без которого нормальным человек просто не вырастает.

Помню, как одна учительница, чьё имущество пострадало в результате дерзкого проступка мальчишек, вызвала отца виновника: «Вот пусть придёт и отремонтирует». Тот явился с выпиской из ст.1073 ГК РФ, согласно которой за вред, нанесенный ребенком до 14 лет, когда он находился под надзором образовательного учреждения, отвечает само это учреждение. Учительница была повержена, отец с гордым видом удалился, и неизвестно, при каких печальных обстоятельствах «сын юриста» осознал истину, что рано или поздно за дурное поведение наступает расплата. Подобная защита «прав ребёнка» в действительности лишь разлагает юную личность, приучая к безнаказанности и неуважению окружающих.

Печально, что в роли такого недальновидного защитника теперь выступает государство. Отсутствие реальных рычагов воздействия на школьного хулигана провоцирует бесконечные повторы антиобщественного поведения. Отказ от применения наказания дезориентирует и без того ограниченного юнца – ему даже не дают смыть вину, груз которой постоянно накапливается, и к совершеннолетию он вовсе перестаёт мало-мальски понимать, где ложь, а где правда.

На днях знакомая директор техникума с болью поделилась результатами прокурорской проверки в общежитии. Потребовали отменить правила, «нарушающие права человека», и разъяснили студентам, что с 18 лет им позволено возвращаться в любое время ночи, распивать в своих комнатах спиртные напитки. После этого правозащитного визита третьекурсники «расцвели»: пьяные толпы заваливаются под утро, обыденными стали курительные смеси, воспитателей больше никто не слушает. Дисциплина разрушена, реальной помощи в её наведении ни от кого нет, зато число отчётов о профилактике правонарушений выросло в разы. Кому стало лучше?

Может быть, прокуратуре заняться другими делами, не педагогикой?
Tags: общество, прокуратура, школа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments